6/04/16
Опубликовано в категории: Разное, Скорочтение

Через глаза поступает 90% информации об окружающем мире. Глаза — вынесенный за пределы черепной коробки мозг. Зрительный нерв имеет более одного миллиона изолированных нервных волокон. Мозг анализирует информацию с миллисекундными интервалами. Физиологические области видения человеческого глаза можно разделить на следующие области:

*область наилучшего видения 1.5 градусов,
*зона ясного видения 15 градусов,
*максимальная зона видения 35 градусов.

Восприятие текста происходит только во время фиксаций глаз. При чтении девять десятых времени взгляд неподвижен, и только на протяжении одной десятой времени совершает скачки. Особенно длительные остановки вызываются незнакомыми словами или опечатками в тексте.

написал(а) Мария Гурова
9/04/15
Опубликовано в категории: Разное


Эта сказка написана для тех малышей, которые еще не очень хорошо читают или только собираются учиться читать. Прочитайте эту сказку своему ребенку и он обязательно подружится с буквами!
Жил-был мальчик Петя. Он был очень добрым, веселым и любознательным мальчиком. Больше всего на свете Петя любил слушать сказки. Он с замиранием сердца слушал о приключениях Буратино, веселые истории про Вини Пуха и Пятачка и другие сказки. Однажды бабушка читала Пете историю про Незнайку. Пете понравился этот веселый, добрый и неугомонный малыш. Петя и сам не любил долго сидеть на одном месте, все время находил себе новые занятия. Он часто играл «в Незнайку»: катался на автомобиле, сочинял, как Незнайка, разные небылицы. Книжка про Незнайку была очень большой, Петя с бабушкой читали ее очень долго. И вот однажды бабушка прочла Пете историю о том, как Незнайка научился читать. Петя задумался. Ему тоже захотелось научиться читать.
- Бабушка, а трудно научиться читать? – спросил Петя.
- Не очень, – ответила бабушка.
- А что для этого нужно?
- Немножко терпения.
- Здорово! – подумал Петя. – Я научусь читать и буду совсем как Незнайка!
Петя с бабушкой стали учиться. Сначала бабушка показывала Пете буквы. Петя очень радовался, что скоро научится читать, и прыгал вокруг бабушки на одной ножке. Буквы тоже весело прыгали у него перед глазами и почему-то не хотели запоминаться.
- Когда же я буду читать? – все время спрашивал Петя.
- Не торопись, — отвечала бабушка, – сначала нужно выучить буквы, потом будем составлять из них слова.
Пете стало скучно, буквы казались ему одинаковыми и он убежал играть в мяч. Петя даже не заметил как бабушка куда-то ушла. Но через некоторое время она появилась в дверях с большой коробкой в руках.
- Что это? – закричал Петя и выхватил коробку из рук бабушки.
Из коробки вывалились разноцветные кубики.
- Ураааа! Кубики!
Петя начал быстро строить башню, разрушил ее. Взялся за дом, но не достроил, устал… Бабушка сидела на диване и молча смотрела на Петю. И только тут Петя заметил, что кубики были не простые. На них были нарисованы какие-то закорючки. Некоторые из закорючек были как будто знакомы Пете. Да это же буквы!
А бабушка начала рассказывать:
- В волшебной стране Букляндии живут буквы. Они все разные: одни веселые, другие слишком озорные, третьи – задумчивые. Но все они мечтают подружиться с детьми. Только им бывает обидно, когда дети забывают их имена. От таких детей они убегают…
- Однажды один мальчик забыл как меня зовут, — перебил бабушку Петя.
- Вот видишь, тебе это не понравилось. И буквам не нравится, когда их забывают и когда путают. Ведь они все очень разные. Гласные буквы можно петь, а согласные нельзя. Есть буквы, которые умеют шипеть, некоторые умеют свистеть.
- Я очень хочу подружиться с буквами. Ведь Незнайка смог с ними подружиться, значит и я смогу.
- Конечно сможешь, — ласково ответила бабушка. Только сядь рядом со мной и смотри буквам в глаза. Ведь мы знакомимся с ними. Нам нужно узнать их характер. Вот это буква «О». Как ты думаешь, какая она?
- Привет, буква О. Ты пухленькая и добрая. И веселая. Да?
- А вот это буква «Л».
- Здравствуй, «Л». Ты, наверно, быстро бегаешь, ведь у тебя такие длинные ноги. Может быть, ты любишь ловить бабочек? Я очень люблю.
Постепенно Петя познакомился со всеми буквами. Он узнал, что «Ф» любит фыркать как ёжик и все время ходит «руки в боки», буква «Ё» — озорница, она все время куда-то торопится и иногда теряет свои точечки. Петя подружился с буквами, а буквы полюбили его. Теперь они уже никуда не убегали, а становились в ряд и Петя мог складывать из букв слова. Так Петя научился читать.

по материалам психолога Юлии Гусевой

написал(а) Мария Гурова
9/04/15
Опубликовано в категории: Разное

 

Жизненный рассказ Макса Фрая о сельской школе и трогательном сочинении ученицы про природу. Пять за неожиданный финал и мораль! Не забывайте: лучший урок для ребенка – собственный пример.

«В середине восьмидесятых мне довелось учительствовать в сельской школе. Школа находилась в поселке Таватуй, в Свердловской области.

В поселке жили работники лесничества и железнодорожные рабочие. Там не было бани, магазина, кино и прочей индустрии разврата. Зато были школа-восьмилетка и библиотека.

Однако, не следует думать, будто население поселка Таватуя жило исключительно интеллектуальными радостями. Чего не было, того не было.

Население прекрасно справлялось с отсутствием бани и магазина, катаясь на лыжах, санях, тракторах и электричке в соседний поселок. В свободное от культпоездок время, оное население жизнерадостно пьянствовало.

Местная молодежь в количестве трех незамужних девиц (мальчики, отслужив в армии, домой обычно не возвращались) раз в неделю, на выходные, уезжала в город Свердловск и получала там культурную жизнь по полной программе. Поэтому в библиотеке до моего появления была всего одна читательница: учительница Таня. Она ждала из армии жениха, и поэтому по вечерам ей было нечем заниматься.

Детей в школе было, понятно, мало. В четвертом классе у меня было пять учеников, в шестом – трое, в седьмом – одиннадцать, в восьмом – шесть. Первый класс учила заневестившаяся читательница Таня, второй и третий – безымянная тётенька, которая ездила на работу из закрытого города без названия, а в пятом русский язык и литературу вела директор школы Таисия Андреевна, которая тянула на себе все гуманитарные предметы, какие только можно придумать. Дома она выращивала лимоны и апельсины в кадках. У нее был цветной телевизор, что автоматически делало ее духовным лидером поселка. Слово Таисии Андреевны было законом, почище решений партии и сельсовета.

Еще в школе были математик Александр Григорьевич и его жена, тоже Александра, которые поделили между собой все более-менее точные науки; Александр Григорьевич как-то справлялся еще с географией и физкультурой.

Других педагогических кадров в нашей школе не было.

Дети в поселке Таватуй, надо сказать, были очень хорошие. Добрые, симпатичные, с изрядным воображением. Кроме, разве что, некоторых восьмиклассниц, которые достигли преждевременной зрелости, и были уже вовсе не дети, а маленькие тётки.

С прочими детьми была только одна проблема: почти все они едва читали по слогам. О том, как они писали, лучше не вспоминать даже. Почти никак они не писали, честно говоря. В такой ситуации нужно было что-то срочно придумывать.

Приходилось читать им вслух некоторые программные тексты, маленькими отрывками, потом обсуждать и анализировать прочитанное, объяснять поведение героев с точки зрения детского житейского опыта. Эти дети, надо сказать, почти всегда меня изумляли свежестью подхода. Например, объяснили мне, что Татьяна осталась со своим стариком потому, что он «наверное, не пьёт и не бьёт ее, а с Онегиным ещё неизвестно, как повернётся».

Поскольку сразу стало ясно, что писать сочинения эти дети не могут, пришлось изобрести жанр «устного сочинения». Пусть, – думалось мне, – хоть говорить свободно и интересно научатся, это даже полезнее, чем писать. Поэтому раз в неделю, мы с детьми рассказывали друг другу сказки и истории на разные темы. С маленькими классами это очень легко: каждый успеет выступить, никому не обидно.

Замечательную в своем роде историю рассказала рыжая девочка Наташа, дочка школьной уборщицы. Она училась в шестом классе, писала огромными младенческими буквами наскальные надписи в тетрадках, читала даже не по слогам, а по буквам и, при всем при том, обладала живым умом и ангельским взором. Вот её история, почти дословно: очень уж она меня тогда потрясла.

Однажды папка шел со станции и нес мамке чекушку. Сам он выпил еще в магазине, с друзьями, поэтому устал и решил поспать. Лег, поспал, потом встал и пошел домой. Мамка спрашивает: где чекушка? Посмотрели – нет чекушки! Мамка тогда его чуть-чуть прибила, но не больно. Мамка вообще добрая, больно не бьется. Потом спрашивает: ты где валялся? Папка говорит: под ёлочкой спал, когда со станции шёл. Они тогда пошли обратно, к станции, искать чекушку. Смотрели под всеми ёлочками – нет чекушки. Пошли они обратно. Мамка поплакала, папку опять прибила, но не очень больно, потому что она вообще добрая. Потом стали опять искать чекушку. Поискали, поискали и нашли! Но не под ёлочкой, а под сосенкой!
Я, понятно, хлопаю глазами, поспешно стараюсь придумать добрые слова для ребенка, рассказавшего такую историю. И тут Наташа кладет меня на лопатки. Добавляет назидательно:

Вот как важно любить и знать родную природу! Если бы папка знал, чем отличается ёлочка от сосенки, они бы чекушку сразу нашли! И мамка его второй раз не побила бы!»

 
Макс Фрай, «Сказки и истории», 2004

написал(а) Мария Гурова
9/04/15
Опубликовано в категории: Разное

 

Подборка из 10 небольших увлекательных книг, которые можно с удовольствием почитать на праздниках:

1. 35 кило надежды – Анна Гавальда

2. Завтрак у Тиффани – Трумен Капоте

3. Открытки с того света – Франко Арминио

4. Чайка Джонатан Ливингстон» – Ричард Бах

5. Кот без прикрас – Терри Пратчетт

6. Сантехник, его кот, жена и другие подробности – Слава Сэ

7. 1900. Легенда о пианисте – Алессандро Барикко

8. Старик и море – Эрнест Хемингуэй

9. Как я стал идиотом – Мартен Паж

10. Остаемся зимовать – Шейн Джонс

написал(а) Мария Гурова
12/03/15
Опубликовано в категории: Разное, Самостоятельная работа, Скорочтение

Книга дает человеку возможность подняться над самим собой.

(с) Андре Моруа

 

Как показывает список самых дорогих книг в истории человечества, некоторые издания могут стоить очень много. Редкие и уникальные экземпляры, которым исполнилось несколько столетий, идут с молотка за неслыханные суммы. Во главе списка стоит «Кодекс Лестера», который был продан за $ 49,4 млн и этот рекорд сейчас не может побить ни одно издание. Обладателем самой дорогой книги в мире стал Билл Гейтс, самый богатый человек Америки.

1. «Кодекс Лестера» (The Codex Leicester) — Леонардо да Винчи, $ 49 400 000.
В 1506 году Леонардо да Винчи, находясь в Милане, начал вести свои записи. Исписав 18 листов бумаги с двух сторон, он сложил их в виде 72-страничной книги. В ней много математических исчеслений, рисунков и заметок, написаных особым зеркальным шрифтом. «Лестерским» кодекс стал после того, как английский граф Лестер купил манускрипт в 1717 году. В 1980 году тетрадь у наследников графа выкупил известный промышленник, коллекционер и друг советской власти Арманд Хаммер, в честь которого он недолго назывался «Кодексом Хаммера». После его смерти в 1994 году кодекс был выставлен на аукционе Christie’s, где его приобрел Билл Гейтс, за $ 49,4 миллиона долларов. «Лестерский кодекс» по инициативе Билла Гейтса сейчас постоянно выставляется в музеях мира.

2. «Евангелие Генриха Льва» (The Gospels of Henry the Lion) – $ 28 000 000
Вторым по стоимости стало рукописное издание Евангелие, созданное в 1188 году по заказу герцога Саксонии и Баварии Генриха Льва. В книгу включено четыре Евангелие объемом в 226 страниц. Манускрипт обнаружили в 19 веке в Праге, а в 1861 году его купил король Ганновера Георг V. Через пять лет короля свергли и он сбежал в Австрию забрав книгу с собой. В 1983 году неизвестный продавец выставил «Евангелие Генриха Льва» на аукционе Sotheby’s, где книгу выкупило немецкое правительство. Сейчас она находится в библиотеке имени герцога Августа в немецком городе Вольфенбюттель.

3. «Великая хартия вольностей» (Magna Carta) — $24 000 000
«Великая хартия вольностей» была составлена в июне 1215 года основываясь на требованиях английской знати к королю Иоанну Безземельному, после того, как он много раз злоупотреблял своей властью. Документ состоял из 63 статей, ограничивал власть короля,
защищал юридические права и привелегии свободных гражлан Средневековой Англии.сего до наших дней дошло 17 экземпляров этой книги. Экземпляр 1297 года с печатью короля Эдуарда III на аукционе Sotheby’s приобрел сооснователь инвестфонда Carlyle Group Дэвид Рубинштейн. До этого владельцем был американский миллиардер Росс Перо.

4. «Евангелие святого Кутберта» — $ 15 100 000


Это самая ранняя изо всех сохранившихся в первозданном виде средневековых книг. Точную дату создания назвать никто не может. Книгу, якобы положили в гроб святого Кутберта Линдисфарнского во время похорон (ок. 634–687). Обнаружена она была только по прошествии 400 лет, когда мощи святого перекладывли в новую раку. И остатки Кутберта и Евангелие оказались нетленны. Учитывая что Куберт в то время был одним из самых почитаемых святых Англии, это издание Евангелия так же стало объектом для поклонения. Эту книгу демонстрировали только самым уваджаемым паломникам, перед ее лицезрением паломники постились, мылись особо тщательно и одевали на себя белоснежные одежды. В этой рукописи содержится только Евангелия от Иоанна без миниатюр, она переплетена красной кожей с орнаментами в кельтском стиле, и ее размер 10×13 см. После реформации Генриха VIII рукопись появлялась в разных частных коллекциях, пока в XVIII веке один из владельцев, а именно граф Личфилд, не подарил ее священнику-иезуиту Томасу Филипсу. Только в 2011 году Британская библиотека договорилась о покупке с орденом иезуитов. Деньги на ее приобретение собирали в течение года благодаря пожертвованиям правительственных и частных фондов.

5. «Массачусетская книга псалмов» (Bay Psalm Book) — $ 14 500 000
Первая напечатанная на территории США книга. Она вышла в Кембридже, штат Массачусетс, тиражом 1700 экземпляров в 1640 году. Этот Псалтырь содержал более точные переводы с иврита, чем сборники псалмов, которые были привезены из Англии переселенцами. Не смотря на несовершенство перевода и далекость от поэзии, издание этой книги было очень серьезным достижением, так как появилось всего спустя 20 лет, после того как на территории США было основано первое английское поселение. Ныне сохранилось только 11 экземпляров первого тиража этой книги. Один из них в 2013 году на аукционе Sotheby’s был продан основателю инвестфонда Carlyle Group Дэвиду Рубинштейну.
Полученные средства пошли на содержания здания церкви Old South Church в Бостоне, которой и принадлежал раритет.

6. «Часослов Ротшильда» — $ 13 900 00
Это молитвенная книга созданная приблизительно в 1505 году, объемом в 150 страниц. Она была признана шедевром искусства эпохи Ренессанса. Она состоит из миниатюр таких фламандских мастеров, как Герард Хоренбоут, Герард Давид, Александр и Симон Бенинги. Часослов называется так, потому что в нем содержатся «часы» — тексты молитв и песнопений предназначеных для ежедневных церковных служб, которые полагается читать в назначенное время. Рукопись оказалась у барона Ансельма фон Ротшильда и хранилась в собрании австрийской семьи с XIX века до первой половины XX века. В 1938 «Часослов Ротшильда» был конфискован нацистами, и только в 1998 году Австрия вернула Часослов семье Ротшильдов. Баронесса Беттина Ротшильд спустя год выставила его на торги Christie’s, где он и был продан по стоимости, почти втрое превышающей эстимейт. Двое последних владельцев книги сохраняют инкогнито.

7. «Птицы Америки» (The birds of America) – Джон Джеймс Одюбон, $ 12 600 000
Книга Одюбона состоит из научных описаний и иллюстраций птиц Северной Америки. Она знаменита историей своего создания. Одобюн рисовал птиц в реальном размере, отследивая их и делая из них чучел. Первое издание появилось в 1827 году, и вышло всего в 200 экземплярах высотой в 127 сантиметров. Книгу приобрел лондонский арт-дилер Майкл Толлемах в 2010 году на аукционе Sotheby’s в Лондоне.

8. «Кентерберийские рассказы» (The Canterbury Tales) — Джеффри Чосер, $ 11 100 000
«Кентерберийские рассказы» считаются главным произведением отца английской поэзии Джеффри Чосера, не смотря на то, что оно не было завершено. Сборник стихотворных и прозаических новелл, написанный в конце XIV века на среднеанглийском языке, предвосхищает литературу английского Возрождения. Чосера называют одним из основоположников английской национальной литературы. Он первым начал писать сочинения не на латыни, а на родном языке. В 1447 году книгу напечатал английский первопечатник Уильям Кэкстон. Сохранилось только 12 кземпляров первого издания, и лишь выставленный в 1998 году на аукцион Christie’s принадлежит частным коллекционерам. Его купила группа лондонских торговцев.

9. Конституция Джорджа Вашингтона — $ 10 200 000
Это издание было напечатано в 1789 году по заказу Джорджа Вашингтона содержит личные пометки президента и является частью книги с актами Конгресса США. В 2012 году экземпляр Конституции на аукционе выставили потомки Дитриха, где его выкупила Женская ассоциация Маунт-Вернона, занимающаяся в числе прочего сохранением резиденции Вашингтона.

10. «Первое фолио: комедии, хроники и трагедии», Уильям Шекспир — $ 8 200 000
Этот экземпляр первого издания пьес Уильяма Шекспира был напечатан в 1623 году Джоном Хемингом и Генри Конделом, которые работали в шекспировской труппе. Название гласило «Мистера Уильяма Шекспира комедии, хроники и трагедии. Напечатано с точных и подлинных текстов». Акцент на подлинности был сделан в связи с попыткой жульничества с произведениями Шекспира, права на которые изначально выкупил издатель Томас Пэвиар. Соратники Шекспира, решившие самостоятельно осуществить выпуск его пьес, так же выкупали у разных издателей права на них. Они разбирались с «пиратскими» версиями и воссоздавали произведения в авторском варианте. Книга была напечатана размером в полный печатный лист, что типографы обозначали по-латыни «in folio». В «Первое фолио» вошли 36 пьес Шекспира: почти все пьесы писателя за исключением двух — «Перикла» и «Двух знатных родичей», права на них не удалось выкупить. Фолио состоит из 998 страниц большого формата, а текст напечатан в две колонки. В наше время сохранились всего 40 полных экземпляров первого издания, из которых в частных руках находятся только два. Владельцы хранят инкогнито.

написал(а)
11/03/15
Опубликовано в категории: Разное

 
Яркий сюжет и неожиданный финал можно вместить всего в 55 слов.

Однажды редактор журнала «New Time» Стив Мосс решил провести конкурс, участникам которого предлагалось написать рассказ длиной в 55 слов, но чтобы при этом в тексте сохранялись стройный сюжет, проработанность персонажей и необычная развязка. Он получил отклик таких масштабов, что по результатам конкурса удалось собрать целый сборник, получивший название «Самые короткие в мире рассказы».

Несчастная 

Говорят, зло не имеет лица. Действительно, на его лице не отражалось никаких чувств. Ни проблеска сочувствия не было на нем, а ведь боль просто невыносима. Разве он не видит ужас в моих глазах и панику на моем лице? Он спокойно, можно сказать, профессионально выполнял свою грязную работу, а в конце учтиво сказал: «Прополощите рот, пожалуйста».

Дэн Эндрюс

Рандеву

Зазвонил телефон.
— Алло, — прошептала она.
— Виктория, это я. Давай встретимся у причала в полночь.
— Хорошо, дорогой.
— И пожалуйста, не забудь захватить с собой бутылочку шампанского, — сказал он.
— Не забуду, дорогой. Я хочу быть с тобой сегодня ночью.
— Поторопись, мне некогда ждать! — сказал он и повесил трубку.
Она вздохнула, затем улыбнулась.
— Интересно, кто это, — сказала она.

Николь Веддл

Чего хочет дьявол

Два мальчика стояли и смотрели, как сатана медленно уходит прочь. Блеск его гипнотических глаз все еще туманил их головы.
— Слушай, чего он от тебя хотел?
— Мою душу. А от тебя?
— Монетку для телефона-автомата. Ему срочно надо было позвонить.
— Хочешь, пойдём поедим?
- Хочу, но у меня теперь совсем нет денег.
— Ничего страшного. У меня полно.

Брайан Ньюэлл

Судьба

Был только один выход, ибо наши жизни сплелись в слишком запутанный узел гнева и блаженства, чтобы решить все как-нибудь иначе. Доверимся жребию: орел — и мы поженимся, решка — и мы расстанемся навсегда.
Монетка была подброшена. Она звякнула, завертелась и остановилась. Орел.
Мы уставились на нее с недоумением.
Затем, в один голос, мы сказали: «Может, еще разок?»

Джей Рип

Вечерний сюрприз

Блестящие колготки туго и соблазнительно облегали прекрасные бедра — чудесное дополнение к легкому вечернему платью. От самых кончиков бриллиантовых сережек до носков изящных туфелек на тонких шпильках — все было просто шикарно. Глаза с только что наведенными тенями рассматривали отражение в зеркале, и накрашенные яркой красной помадой губы растягивались от удовольствия. Внезапно сзади послышался детский голос:
«Папа?!»

Хиллари Клэй

Благодарность

Шерстяное одеяло, что ему недавно дали в благотворительном фонде, удобно обнимало его плечи, а ботинки, которые он сегодня нашел в мусорном баке, абсолютно не жали.
Уличные огни так приятно согревали душу после всей этой холодящей темноты…
Изгиб скамьи в парке казался таким знакомым его натруженной старой спине.
«Спасибо тебе, Господи, — подумал он, — жизнь просто восхитительна!»

Эндрю Э. Хант

Высшее образование

— В университете мы просто протирали штаны, — сказал Дженнингс, вымывая грязные руки. — После всех этих сокращений бюджета они многому вас не научат, они просто ставили оценки, и все шло своим чередом.
— Так как же вы учились?
— А мы и не учились. Впрочем, можешь посмотреть, как я работаю.
Медсестра открыла дверь.
— Доктор Дженнингс, вы нужны в операционной.

Рон Баст

Предложение

Звездная ночь. Самое подходящее время. Ужин при свечах. Уютный итальянский ресторанчик. Маленькое черное платье. Роскошные волосы, блестящие глаза, серебристый смех. Вместе уже два года. Чудесное время! Настоящая любовь, лучший друг, больше никого. Шампанского! Предлагаю руку и сердце. На одно колено. Люди смотрят? Ну и пусть! Прекрасное бриллиантовое кольцо. Румянец на щеках, очаровательная улыбка.
Как, нет?!

Лариса Керкленд

Невезение

Я проснулся от жестокой боли во всем теле. Я открыл глаза и увидел медсестру, стоящую у моей койки.
— Мистер Фуджима, — сказала она, — вам повезло, вам удалось выжить после бомбардировки Хиросимы два дня назад. Но теперь вы в госпитале, вам больше ничего не угрожает.
Чуть живой от слабости, я спросил:
— Где я?
— В Нагасаки, — ответила она.

Алан Е. Майе

В больнице

Она с бешеной скоростью гнала машину. Господи, только бы успеть вовремя.
Но по выражению лица врача из реанимационной палаты она поняла все.
Она зарыдала.
— Он в сознании?
— Миссис Аллертон, — мягко сказал врач, — вы должны быть счастливы. Его последние слова были: «Я люблю тебя, Мэри».
Она взглянула на врача и отвернулась.
— Спасибо, — холодно произнесла Джудит.

Барнаби Конрадеще

В саду

Она стояла в саду, когда увидела, что он бежит к ней.
— Тина! Цветочек мой! Любовь моей жизни!
Наконец-то он это произнес.
— О, Том!
— Тина, мой цветочек!
— О, Том, и я тоже люблю тебя!
Том приблизился к ней, встал на колени и быстро отодвинул ее в сторону.
— Мой цветок! Ты же наступила на мою любимую розу!

Хоуп Эй Торрес

В поисках Правды

Наконец в этой глухой, уединенной деревушке его поиски закончились. В ветхой избушке у огня сидела Правда.
Он никогда не видел более старой и уродливой женщины.
— Вы — Правда?
Старая, сморщенная карга торжественно кивнула.
— Скажите же, что я должен сообщить миру? Какую весть передать?
Старуха плюнула в огонь и ответила:
— Скажи им, что я молода и красива!

Роберт Томпкинс

написал(а) Мария Гурова
10/03/15
Опубликовано в категории: Разное

  • М. Горький читал со скоростью четыре тысячи слов в минуту.
  • Сталин читал по 400 страниц в день, считая это минимальной нормой.
  • Т. Эдисон читал сразу 2–3 строки, запоминая текст чуть ли не страницами благодаря максимальному сосредоточению.
  • При быстром чтении утомляемость глаз меньше, чем при медленном.
  • 95% людей читают очень медленно — 180–220 слов в минуту (1 страницу за 1,5–2 минуты).
  •  Уровень понимания при традиционном чтении составляет 60%, при быстром — 80%.
  • В течение часа глаза читающего 57 минут зафиксированы на тексте, то есть находятся в относительном покое.
  • Бальзак прочитывал роман в двести страниц за полчаса.
  • При чтении глаза читающего, глядя на разные буквы, передают разные изображения, а мозг объединяет их в одну картинку.
  • Некто Э. Гаон дословно помнил 2500 прочитанных им книг.
  • Глаза человека со средними навыками чтения делают на одной книжной строке 12–16 остановок, читающего быстро — 2–4 остановки.
  • Н.А. Рубакин прочитал 250 тысяч книг.
  • У школьников происходит 20 регрессивных движений на одну строку, у студентов — 15.
  • Наполеон читал со скоростью две тысячи слов в минуту.
написал(а) Мария Гурова