7/06/16
Опубликовано в категории: Интеллект, Курсы для детей, Память, Разное

Многие специалисты уверенны, что память у детей есть с самого рождения. Кроме того существует вполне авторитетное мнение, что дети помнят даже внутриутробный период своей жизни, но только память эта абсолютно бессознательная. Так, когда появляется память у детей и как это происходит? Только по достижению ребенком возраста 9 месяцев в детском сознании происходит определённый сдвиг — мозг малыша достигает минимальной величины по своему объёму, которая необходима для «включения» интеллекта. Этот минимальный объем составляет 750-800 куб. см. и является своеобразным Рубиконом. Человеческий мозг при меньшем объёме просто не способен к каким-либо мыслительным процессам. При появлении на свет объём мозга новорождённого ребенка достигает всего лишь 360-400 куб. см., не более. К годовалому возрасту мозг существенно прибавляет в размерах. В год его объём равняется 900-1000 куб. см. Нормой данной величины для взрослого человека является примерно 1400-1600 куб. см. и это притом, что «функциональная» часть мозга ничтожно мала, то есть интеллектуальный потенциал человеческого мозга составляет лишь 3-8%, или 10-20% — по разным данным и теориям.

Говорить всерьёз о детской памяти можно только с 9 месяцев. Вы легко найдете этому подтверждение, если понаблюдаете за малышом: в 6 месяцев кроха теряет к игрушке всякий интерес, если убрать её из его поля зрения. Шестимесячный малыш не ищет её и даже не вспоминает. В то время как в 9 месяцев он начинает оглядываться по сторонам вопрошающе в поисках пропажи. Таким образом, можно предполагать, что в памяти ребенка остался образ, «след» этой игрушки, то есть появляется память. Малыш помнит и уже понимает, что она была, а значит, где-то и сейчас она есть. С этого момента формируется память у детей, и в дальнейшем развивается способность запоминать все большие объемы информации. В возрасте 7 лет детский мозг отличается всего на 10% от мозга взрослого. Но, несмотря на столь несущественную, казалось бы, разницу, думает ребёнок иначе, по-своему. Причем это совершенно не значит, что хуже. Отнюдь, просто по-другому. Чтобы понять особенности детской памяти в качестве примера можно привести героя книги Сент-Экзюпери «Маленький принц». Ее главный герой носит повсюду с собой рисунок, по его мнению, с изображением удава, который проглотил слона. Однако никто из взрослых не видит этого, в один голос все они утверждают, что на рисунке изображена шляпа. И тогда герой в угоду взрослым перестает настаивать на своем, и разочаровано подстраивается под их взрослый мир.

Следовательно, работа детского мозга по большей степени направлена на восприятие, нежели на размышления. Детской памяти присущ синкретизм, ребенок воспринимает мир в полном объеме, связывая между собой предметы, образы и действия. Впечатления более яркие, эмоциональная составляющая выходит на первый план, что позволяет детской памяти перерасти в долговременную. Как правило, взрослому человеку легче восстановить в памяти какое-то яркое событие из детства, нежели вспомнить позавчерашний день. Некоторые дети, которые не способны запомнить самые простые распоряжения, отличаются гипертрофированной долговременной памятью: они могут помнить весьма отдаленные события с точностью до детали.

написал(а) Мария Гурова
26/04/16

Для развития двигательной памяти можно предложить ребенку выполнить такое упражнение. Пусть мама или папа, переходя из одного места комнаты в другое, принимают в этих местах разные позы (таких мест и поз должно быть 4-5). Затем ребенок должен обойти те же места и повторить те же позы сначала в том порядке, в котором они были показаны, а потом в обратном.

Упражнение на развитие эмоциональной памяти. Находясь с ребенком в новых для него местах, особенно на природе, почаще обращайте его внимание на пейзажи, на звуки, наполняющие природу. Очень важно, чтобы дети запоминали свои чувства, ощущения, возникающие во время отдыха, веселья. Это те состояния, воспоминания о которых помогут им не только пережить минуты печали, обиды, но и избавиться от страхов, довольно часто проявляющихся у дошкольников.

Упражнение на развитие слуховой памяти. Пусть кто-то из родителей назовет 10 цифр. Ребенок должен постараться запомнить их в том порядке, в каком они назывались. Например: 9, 3, 7, 10, 4, 1, 6, 8, 2, 5.

Упражнение на развитие словесной памяти. Пусть кто-нибудь из родителей не торопясь прочтет ребенку с интервалом в 5 секунд 10 слов. Ребенок должен их запомнить и воспроизвести в той же последовательности. Слова: тарелка, щетка, автобус, сапог, иголка, стол, лимон, озеро, рисунок, банка.

написал(а) Мария Гурова
4/04/16

Упражнение «Муха 1»

Упражнение на развитие концентрации внимания

Для этого упражнения требуется доска с расчерченным на ней девятиклеточным игровым полем 3Х3 и небольшая присоска (или кусочек пластилина). Присоска выполняет роль «дрессированной мухи». Доска ставится вертикально и ведущий объясняет участникам, что перемещение «мухи» с одной клетки на другую происходит посредством подачи ей команд, которые она послушно выполняет. По одной из четырех возможных команд («вверх», «вниз», «вправо» и «влево») «муха» перемещается соответственно команде на соседнюю клетку. Исходное положение «мухи» — центральная клетка игрового поля. Команды подаются участниками по очереди. Играющие должны, неотступно следя за перемещениями «мухи» не допустить ее выхода за пределы игрового поля.

После всех этих разъяснений начинается сама игра. Она проводится на воображаемом поле, которое каждый из участников представляет перед собой. Если кто-то теряет нить игры, или «видит», что «муха» покинула поле, он дает команду «Стоп» и, вернув «муху» на центральную клетку начинает игру с

написал(а) Мария Гурова
1/03/16
Опубликовано в категории: Курсы для детей, Самостоятельная работа

История о том, как «заставить» детей читать

Сходила я недавно на родительское собрание.
Оказалось, что мой сын Егорка — единственный, к кому у учительницы нет претензий по русскому и чтению.

Весь класс дружно оборачивается на меня. Я краснею и стыдливо сползаю под парту.

После собрания родители оперативно берут меня в тиски, зажимают в угол и вопрошают: «Как Вы его ЗАСТАВИЛИ ЛЮБИТЬ читать!?»

Тут я понимаю, что это конец. Стоит передо мной кучка тетенек около 40 лет и, чуть не с блокнотами в руках, ждут от меня подробный мастер-класс на тему «Как я заставила своего сына любить книги», заранее готовясь ужасаться драконовским методам. Ведь «нормальные» они все перепробовали и ничего не вышло.

И я начинаю им совершенно серьёзно пытаться объяснить, что нельзя человека ЗАСТАВИТЬ любить. А они не понимают. Ведь мой сын любит читать? Значит, у меня получилось его заставить?!

Диалог получился неординарный:
— Ну, при нём постоянно все читают: я, муж, бабушки. Он это видит и читает сам. У нас полный дом книг.
— У нас тоже полный дом, папа мой ещё библиотеку собирал, книжки дефицитные тогда были. Три шкафа книг, даже страницы не расклеены — бери, читай. А он всё перед телевизором сидит!
— А у нас нет телевизора…
— То есть как?
— Совсем. Мы не смотрим. Мы читаем.

Так смотрели первобытные люди на шамана, только что мановением руки остановившего пещерного медведя. Вот он — материнский подвиг! Отказаться от телевизора во имя того, чтоб ребёнок читал! Пойти на такие ужасные лишения!

— А что вы вечером делаете?
— Разговариваем, например.

написал(а) Мария Гурова
4/05/15
Опубликовано в категории: Разное

 
Ответственные родители очень тщательно выбирают информацию, которую потребляют их дети: заранее просматривают мультфильмы, прочитывают книги и внимательно рассматривают иллюстрации в книгах. Нужно ли это делать или совсем не обязательно? Полезно, но родительская цензура не всевластна. Мы можем избежать некачественной информации. Но нельзя гарантировать того, что ребенок не получит негативных переживаний или того, что после прочтения очередной сказки у него не появятся какие-то страхи. Потому что, во-первых, восприятие информации взрослыми и детьми отличается.

Например, цитата из «Мухи-Цокотухи» взрослым кажется верхом жестокости, а детям нет («Подлетает к Пауку, Саблю вынимает И ему на всем скаку Голову срубает!»). Во-вторых, потому что, что все люди воспринимают информацию очень индивидуально.

Большинство детей очень любят сказку «Три медведя». А вот мой старший сын очень сильно плакал, когда услышал о том, что Машенька сломала Мишуткин стул. Пришлось срочно придумывать продолжение сказки о том, как Михаил Иванович и Мишутка починили стульчик.
Иногда чтение книг может провоцировать страхи у детей. Например, после прочтения сказки «Семеро козлят» одна девочка стала бояться оставаться одна в комнате и опасалась того, что волк проникнет в квартиру. Как помочь ребенку избавиться от страха в этом случае?

Перечитать еще несколько раз сказку, обращая внимание на важные детали. А именно, перечитывая сказку, важно обращать внимание на то, почему с козлятами произошла беда. Необходимо обсудить, что козлята не послушались маму и открыли дверь чужому (волку). Стоит сделать акцент на том, что важно слушаться маму и привести примеры, когда кто-то не слушался маму и попал в беду. Вспомните «Бармалея», где Таня и Ваня убежали в Африку или придумайте сказку сами. Например, про зайку, который не слушался маму и перебегал дорогу на красный свет. Далее стоит обратить внимание на вашу квартиру. Внимательно с ребенком вместе обойдите все помещения и обсудите, что волк или кто-то еще может проникнуть в квартиру только через входную дверь. И вы его, конечно же, не пустите. Неплохо проиграть сказку, но немного в ином варианте. Например, взрослый будет волком, который пытается проникнуть в квартиру, а ребенок узнает волка (наденьте, например, меховую шапку) и не открывает дверь. И наоборот, ребенок может быть волком, а родитель – козленком. Сделайте акцент на том, что нельзя открывать дверь незнакомым людям. Не забудьте также обратить внимание на хороший финал сказки. Ведь в итоге козлята спаслись и их спасла мама. Обратите внимание ребенка на то, что мама всегда помогает своим деткам.

Детская фантазия очень богата и непредсказуема. Нужно быть всегда готовым играть в сказки, придумывать продолжение, сочинять свои варианты.

по материалам психолога Юлии Гусевой

написал(а) Мария Гурова
4/05/15
Опубликовано в категории: Разное

 
Одна из самых вредоносных формул в воспитании звучит так: «Если ребенка сразу (не) приучишь, то так будет всегда». Не нужно приучать к рукам. Нужно сразу приучать к аккуратности. Не нужно приучать спать с мамой. Нужно сразу приучать оформлять письменные работы правильно. И т.д., и т.п. Такой подход подразумевает взгляд на ребенка как на банку с крышкой, куда что засунешь, так оно там и останется. При всей очевидной вроде бы абсурдности этот взгляд обладает прямо-таки магнетическим действием, буквально гипнотизируя взрослых.

«Ну как же так? Так и оставить? Но ведь тогда он будет ВСЕГДА (сосать палец, рыдать в магазине игрушек, забывать сделать уроки, играть в компьютер, любить Диму Билана – нужное подчеркнуть)! Нужно же что-то делать!». А-а-а, мы все умрем! Я обычно говорю: «Слушайте, это вообще интересный ход мысли. Предлагаю не переводить ребенка за руку через дорогу. Надо сразу приучать! А то что же, так и будет ВСЕГДА только с нами ходить?» Замешательство. «Нет, так нельзя, это другое». Чем другое, а? Вот ребенок боится спать один. Ну, мы-то конечно знаем, что скелет под кроватью, которого он боится – нереален, в отличие от машин на дорогах. Но для него-то реален! Гораздо более чем, потому что скелета, такого страшного, он почти прямо видит, и почти прямо слышит, как тот скребет своими костями об пол. А машина – чего ее бояться? Едет и едет. Яркая, красивая.

Как, интересно, дети объясняют себе, почему от одних опасностей взрослые готовы их оберегать и даже с чрезмерным рвением, а другим спокойно отдает на растерзание, да еще и стыдит, что ты боишься? Какая у них на эту тему версия в голове? Хотелось бы узнать. Или вот начальная школа. Ну, зачем в первом классе уделяется столько внимания оформлению? «Чтобы сразу приучить, а то…». Хорошо, давайте приучим сразу интегралы решать? Почему-то мысль о том, что семилетний ребенок не может решать интегралы, очевидна. А мысль о том, что он НЕ МОЖЕТ просто в силу возрастных особенностей, упомнить все эти алгоритмы: четыре клеточки сюда, а если на последней строке, то не начинаем, а если не поместилось, то вот так. И все это надо делать одновременно с собственно письмом и думанием!

Такой чудесный возраст – с 7 до 10! Такой творческий, богатый, такой страстный интерес к тому, как устроен мир, такая способность к неожиданным обобщениям, ассоциациям, такая синтетичность восприятия любого предмета! Видеть мир не как набор научных дисциплин, а весь, как живой единый организм, думать о бабочках, о звездах, о составе грязи под ногтями, об ураганах, о викингах, об атомах, о том, почему люди смеются – с интервалом в пять секунд, а то и вовсе одновременно. Не просто думать – ЧУВСТВОВАТЬ про это, пропускать через всего себя. Эти невероятные упорство и самоотдача в занятии тем, что интересно! Часами, с упоением, забыв обо всем, футбол ли это, конструктор, рисование, фантазирование – у кого что! Придумываются игры, рождаются свои Швамбрании и Терабитии, все эти клады, тайны, шифры. Стремительное развитие всех мыслительных функций, как цветок в ускоренной съемке разворачивается из бутона. Растет (должна расти, по крайней мере) уверенность в себе, самостоятельность, способность действовать в неожиданных, меняющихся обстоятельствах. Тяга к приключениям, к новому опыту. Зарождение дружбы, уже не детской, а настоящей, которая может быть на всю жизнь.
Идеальный мир ребенка этого возраста показан в мультиках «Земля до начала времен». Своя компания друзей, свобода, настоящие приключения, но где-то рядом есть мудрые и сильные взрослые, которые, если что, придут на помощь, а вечером уложат спать. И больше от них ничего не нужно.

А теперь подумаем, но что тратятся эти годы. Четыре клеточки вниз, две строки пропустить. О чем ты думаешь, Петров? Ты опять витаешь в облаках на уроке? ЧЕТЫРЕ клеточки, что тут не понятно? Еще раз, закрепляем. Повторим. Перепиши два раза. Напиши три строчки этого слова. Не шепчитесь. Не разговаривайте. На перемене не бегайте. Почему у тебя такой бардак в портфеле? Неужели трудно аккуратно заполнить дневник? Хватит играть, нам некогда, пора на английский. Мы не можем позвать в гости Владика, ты не успеешь позаниматься музыкой. Ты не пойдешь гулять, пока не будут сделаны уроки.
ВСЕ поперек задач возраста, ВСЕ вопреки природе ребенка. Тоска смертная.

Программа разделена на предметы, на темы, на блоки. Все раздроблено, один урок закончен, другой начат, одна тема, потом другая, связи никакой. Ребенок приходит в конце первого класса со слезами: «Задача не получается!» Проверяю – все верно, на одной полке 9 книг, на другой 15, ответ 24. Ребенок, уже в голос рыдая: «Ответ не может быть 24, потому что – внимание! – мы еще не выходим за пределы двух десятков! Я неправильно решила, пойду еще думать». Убиться об стену. Час отчаянных усилий на то, чтобы ребенок все-таки сделал вывод, что верить надо себе, своему разуму, а не непонятным рамкам, которые сами же составитель учебника по невнимательности нарушили. А если б не пришла?

Зачем вытаптывать все, что в это время бурно растет, и старательно возделывать то, что расти еще не должно и не может? Почему нельзя ПРОСТО ПОДОЖДАТЬ? Вот 10-11 лет. Синтетичность мышления уступает место аналитичности. Просыпается страсть к коллекционированию, систематизации, классификации, наведению порядка, интерес к деталям, внимание не к связям, а к различиям и противопоставлениям. Так давайте! Вот сейчас давайте и объясним про четыре клеточки, и про аккуратное ведение дневника – пойдет как по маслу. Раз, два – и все всё поняли.

В результате ребенок, к которому относилась как к объекту применения воспитательных усилий, к подростковому возрасту нередко и становится объектом, почти неодушевленным предметом, который «ничего не хочет». Лежит на диване и щелкает пультом. Это бывает у детей, выросших в казенном доме, которым все время указывали, что им делать и когда, и, как ни странно, у детей родителей, которые «посвятили им жизнь» и всегда «знали, как надо». Потому что все, чего ребенок когда-либо хотел, было «не то и не так», а все, чего, по мнению взрослых, ему следовало хотеть, и иногда он даже делал вил, ничего не давало его уму и сердцу, это ведь они хотели, а не он. Ну, и отхотели все. И самих взрослых все это делает глубоко несчастными, они убиваются из-за двоек и троек, из-за неаккуратного дневника, а потом – из-за того, что «ему ничего не интересно», и «он не желает ходить в школу».

написал(а) Мария Гурова
9/04/15
Опубликовано в категории: Разное

1. Мы на пухлые ручонки
Надеваем рубашонку
Повторяй за мной слова:
Ручка – раз, и ручка – два!
Застегнем застёжки
На твоей одёжке:
Пуговки и кнопочки
Разные заклёпочки.
Наденем малышке
Красные штанишки,
Теплые носочки,
А на них цветочки.
Беленькую маячку
Мы оденем Анечке,
С кружевом рубашку,
Сарафан с кармашком.
Пальтишко с пояском,
Беретку с козырьком,
И пойдем гулять,
Ножками топтать.
Топ, топ, ноженьки,
Идут по дороженьки.
Топ, топ, ноженьки,
Обуты в сапоженьки.
А сапоженьки блестят,
Каблучки у них стучат.
Раздается звонко стук:
«тук по-стук, тук по-стук.»

2. Как у нашей Зиночки
Поссорились ботиночки.
Их неправильно надела -
Левый справа, првый слева,
Вот они и отвернулись,
И обиженно надулись.
Их местами поменяла -
Левый влево, правый вправо.
Друг на друга смотрят мило,
Их Зинуля помирила.

3. Вот они, сапожки:
Этот – с левой ножки,
Этот – с правой ножки.
Если дождичек пойдет,
Наденем галошки:
Этот с левой ножки,
Этот с правой ножки.
Вот как хорошо!

4. После завтрака шнурок
Лёг погреться на песок,
Полежал совсем немного
И отправился в дорогу,
Погулял среди травинок
И приполз назад, в ботинок.

5. Одеваем ревушку
Шапку на головушку
валенки на ножки,
А теперь калошки
Ты постой, не реви,
А шубейку натени!
Рукавички — невелички
Прилетели словно птички,
на правую ручку скок -
На левую ручку скок
Мы гулять пойдем,
Мы собачку найдем!

6. Новые ботиночки (можно поменять эту строчку, например: «Синие ботиночки», «Желтые ботиночки», «Старые ботиночки»),
А в ботинках дырочки,
Я шнурочки продеваю,
И ботинки зашиваю.
Вот так, вот так.

7. Руки спрячем в рукавички —
Разноцветные сестрички.
Сможем дольше мы опять
На морозе погулять!

8. Раз, два, три, четыре, пять
Собираемся гулять.
Завязала Катеньке
Шарфик полосатенький.
Наденем на ножки
Валенки-сапожки
И пойдем скорей гулять,
Прыгать, бегать и скакать.

9.Маша варежку надела:
-Ой, куда я пальчик дела?
Нету пальчика, пропал,
В свой домишко не попал.
Маша варежку сняла:
-Поглядите, я нашла!
Ищешь, ищешь – и найдешь.
Здравствуй, пальчик!
- Как живешь?

10.На мою малышку
Наденем мы штанишки.
Повторяй за мной слова:
ножка – раз, и ножка – два!
А сейчас пойдем гулять,
Будем с детками играть!

11. Одеваем ревушку.
Шапку — на головушку
Валенки — на ножки,
А теперь калошки.
Ты постой, не реви,
А шубейку натени!
Рукавички — невелички
Прилетели словно птички,
На правую ручку скок -
На левую ручку скок
Мы гулять пойдем,
Мы собачку найдем!

12.Тетка Агашка,
Сшей мне рубашку!
Надо нарядиться,
Едем прокатиться.

13. У нас Ванечка один,
Никому не отдадим.
Мы (называем предмет одежды) ему сошьем,
Погулять его пошлем.

14.Пуговички в ряд
Ровненько стоят!

15. Я умею обуваться,
Если только захочу.
Я и маленького братца
Обуваться научу.

16. Юбка-юбочка,
Узкая, как трубочка.
Девочка плясать пустилась -
Юбка зонтиком раскрылась.

написал(а) Мария Гурова
9/04/15
Опубликовано в категории: Разное

 

Используйте каждый удобный момент для развития речи

Для этого не обязательно выделять специальное время для занятий. Развитие речи происходит постоянно и Вы можете заниматься с ребенком не отрываясь от домашних дел, на прогулке и т .д.

Проговаривайте ВСЕ события, которые происходят с Вами и ребенком. Например, Вы хотите предложить ребенку попить/пойти гулять/читать, играть и т.д. Сначала спросите: «Ты хочешь пить компот?». Дождитесь реакции. Предложите ребенку напиток со словами: «Вот компот. Он вкусный. Сладкий. Чашка какого цвета? (пауза, пусть ребенок ответит) Чашка красная».
Постарайтесь говорить как можно больше. Возможно, надевая ребенку ботинки несколько раз в день Вам кажется глупым снова и снова повторять одно и то же: «Что это у нас? [пауза, ждем реакции] Ботиночки. Ботиночки надеваем на ножки. Где у Феди ножки? [пауза, ждем реакции] Правильно, вот они! Ботиночки синие. Какого цвета ботиночки у Феди?». Проявляйте фантазию, каждый предмет, событие или действие можно «обговорить» сотнями фраз. Кроме того, ребенку важно многократное повторение (повторение – показатель стабильности окружающего мира, подробнее об этом мы будем говорить позже).

Формируйте мотивацию

Ребенок не будет говорить, если у него не мотивации пользоваться словом. Важно не предугадывать потребности и желания. Вы часто знаете, что хочет ребенок еще до того момента, когда он ПОПЫТАЛСЯ обозначить свою потребность. Потерпите. Дождитесь вербальной активности (любого звука, обозначающего потребность или желание) от ребенка.

Используйте прием непонимания

Даже если Вы знаете, что просит ребенок, не спешите. Спросите: «Что ты хочешь?» (как вариант эффективно сказать «Что ты хочешь, я не понимаю» или «Скажи словами, я не понимаю»). Сделайте паузу (это вопрос довольно сложный и речевой реакции может не последовать, зато будет, например, указательный жест). Далее сформулируйте в вопросе просьбу ребенка: «Ты хочешь слоника/залезть на стул/почитать книжку?» Дождитесь реакции (может быть, это ответ «да», кивок головой или другое). Выполните просьбу ребенка, похвалите его: «Молодец, что сказал(а). А то я не знал(а), что тебе нужно. А так ты сказал(а) и мы достали слоника».

Не коверкайте слова, говорите правильно, простыми фразами

Не используйте слова, которые употребляют Ваши дети. Например, ребенок смотрит на картинку и говорит «Мууу». Он использует звукоподражание. Это очень хорошо. Это важный этап развития речи. Но для стимуляции речевого развития нужно не забывать и слова. Поэтому Вы должны похвалить ребенка и повторить новое слово: «Молодец, правильно, коровка говорит «Мууу».

Говорите четко, с выразительными интонациями

Старайтесь эмоционально окрашивать Вашу речь. Не бойтесь «переиграть». Дополняйте свою речь выразительными средствами (мимика, пантомимика). Такая речь лучше воспринимается ребенком.

Хвалите!

Хвалите за все! За попытку повторить за Вами слово, за речевую инициативу.

по материалам психолога Юлии Гусевой

написал(а) Мария Гурова
9/04/15
Опубликовано в категории: Разное

 

Если провести на детской площадке пару часов с шести до восьми вечера, когда на улице много детей и их мам, то за это невеликое время можно неоднократно услышать фразу «я сказала»:
«Я сказала, не трогай руками лужу».
«Не садись на землю, я сказала».
«Я кому сказала?»

Как вечная присказка авторитетного родителя эта не несущая никакой смысловой нагрузки фраза должна убедить ребенка немедленно вынуть из лужи пятерню и вскочить с поляны, куда он приземлился, чтобы отдохнуть от пробежки по периметру площадки. В общем, выполнить все, что требует мама. Потому что она так сказала.

Бывает, что, не задумываясь о смысле, а точнее, бессмысленности произнесенных слов, мы говорим детям вещи, которые имеют обратный воспитательный эффект. «Перестань баловаться, иначе отведу к врачу, и тебе сделают укол» – кажется, что после этого заявления ребенок сразу станет шелковым, однако все, к чему приводит это обещание – страх перед белыми халатами и истерика при упоминании поликлиники.

- «Поздоровайся с гостями и расскажи стишок, который ты выучила для Деда Мороза» – девочка демонстративно прячется за родительскую спину и на ближайшие два часа «проглатывает» язык, а родители извиняются за невежливую дочь.

Сомнительные фразы передаются из поколения в поколение и являются частью родительского лексикона.

- «Не плачь». Он ударился, его ударили, он упал, потерял незаменимую деталь конструктора, не получил призовое место в конкурсе, да просто встал не с той ноги – какова бы ни была причина слез, всеми правдами и неправдами родителям хочется остановить их. В большинстве ситуаций плач воспринимается как сильный раздражитель, и при этом забывается, что у слез есть известная очищающая и даже обезболивающая функция. Однако, дети умнее и правдивее, и, как признался своей маме один трехлетний мальчик: «Я порыдал, и мне стало легче». Время от времени каждому полезно не сдерживать эмоции и поплакать. И хорошо при этом знать, что рядом понимающий взрослый, который поддержит и в радости, и в слезах и поможет осознать, отчего ребенку в данный момент так горько.

- «Посмотри, Вася уже одевается сам (умеет читать, бегло играет этюды Черни, построил дачу)». Что может дать это сравнение ребенку, кроме чувства неуверенности, ощущения себя неудачником и неутешительного осознания того, что он не соответствует ожиданиям родителей?

Никакие доводы в пользу того, что у каждого человека свой темперамент и скорость развития, не сдерживают желания сравнить успехи своего ребенка с достижениями другого. Как бы ни хотелось этого родителям, но идеальный Вася не станет мотивацией к учебе, спорту и великим свершениям. А вот подорвать самооценку может вполне. И чувство глухой, неозвученной ненависти к ни в чем не виноватому мальчику-модели, ребенок может пронести через всю жизнь.

- «Сейчас уйду и брошу тебя здесь». Что удивительно, результат от этой фразы и правда есть. Сначала не поверивший угрозе ребенок, в конце концов видит удаляющуюся фигуру родителя и бросается следом. Так, пользуясь властью, взрослый добивается своего посредством вызывания одного из самых больших детских страхов – потеряться и остаться одному.

При этом не учитывается вариант того, что однажды ребенок может спокойно отпустить родителя и тем самым показать, что угрозы взрослого ничего не стоят. Почему эта фраза до сих пор в общепринятом обиходе – сложно понять. Возможно, потому что объяснить причину, по которой нужно прервать интересную деятельность и уйти в другое место, сложнее, чем просто пригрозить бросить ребенка здесь и сейчас.

- «Мы же тебе говорили». Детский утренник, суматоха, после праздника детям раздают угощение. Маленький Тема слишком долго переодевается и показывает бабушке свою кровать в спальне, поэтому, когда выходит в группу, ему кажется, что сока и печенья ему не досталось: на столах пустые обертки и коробочки с вынутыми соломинками, а дети давно играют на ковре. Тема начинает плакать, а бабушка, не предприняв ни единой попытки обнять его и попросить законное угощение у воспитателя, бросает: «А я тебя предупреждала: не нужно было так долго натягивать колготки. Теперь плачь». Что в этой ситуации положительного? Разве что взрослый сохраняет статус всегда правого. Ребенок же остается не без печенья и сока (угощение для него, конечно, оставили), но без поддержки близкого человека, что гораздо больнее.

- «Дай, я сам все сделаю». Взрослому легко раздражиться на ребенка, который еще не умеет полить домашние растения, не пролив ни одной капли на пол, или вырезать прямоугольник строго по контуру. Но именно с детьми стоит учиться сдерживать свой перфекционизм, иначе они не научатся делать что-либо самостоятельно.

И тем более, если ребенку было поручено аккуратно составить книги на полке, заправить постель или помыть пол, не нужно со вздохом переставлять разноформатные книги по высоте и перемывать пол со следами разводов. Потому что в следующий раз ребенок под любым предлогом откажется выполнять поручение, ведь за что бы он ни взялся, родителям все будет не так.

- «Не бойся, это не больно». Чаще всего это утешение не срабатывает, а если при процедуре ребенок действительно испытает неприятные или болезненные ощущения, то бодрящее воодушевление, которое не сбылось, может подорвать доверие к родителям и в следующий раз идти сдавать кровь из пальца или делать необходимый укол придется со скандалом. Возможно, честнее сказать, что небольшая боль будет длиться всего несколько секунд, а сразу после процедуры можно купить мороженое или игрушку для храбреца.

- «Давай быстрее». Сколько бы раз ни приходилось слышать от родителей эту фразу, КПД у нее практически нулевой. Малыши в детсадовской раздевалке, чьи пальцы пока не справляются с застежками сандаликов, начинают еще больше мешкаться, когда их торопят. А школьник, которого просят быстрее собирать рюкзак, потому что родители уже вызвали лифт и ждут на лестничной площадке, скорее всего непременно что-нибудь забудет. Детская скорость дел, особенно если перед нами медлительный флегматик, никак не изменится после многочисленных «быстрее», «шустрее» и «поторапливайся». Скорее родителям поможет закладывать лишние десять минут на сборы или проговаривать пошаговые действия для забывчивого ребенка: «Давай ты снимешь шапку, повесишь одежду в шкаф и переоденешься в физкультурную форму».

- «Вечно ты…» и «Ты никогда…». Всегда и никогда – сильнейшие слова, которые обвинительным приговором навешиваются на любого человека, в адрес которого они прозвучали, и в какой-то степени заставляют поверить, что он и есть тот, кто постоянно опаздывает, наводит беспорядок в своей комнате, теряет ключи от дома. А если принять во внимание детское желание противоречить, то прямое значение упрека «Вечно ты тянешь до последнего и не успеваешь сделать уроки» действительно может стать неотъемлемой чертой характера и привычкой, если не помочь ребенку подружиться со временем, а лишь ругать за недостаток.

- «Это не стоит переживаний». С высоты родительских лет большинство вещей, из-за которых расстраиваются дети, действительно кажутся несущественными. Но это тот момент, когда нужно попытаться вспомнить свой юный возраст и поставить себя на их место. Тогда станет понятно, что первая несбывшаяся любовь ранит, а неудавшийся поход в кино приносит расстройство на весь день. И как ощутима досада из-за того, что говорящая игрушка, о которой мечталось на день рождения, исчезла из продажи. И как больно, когда лучшая школьная подруга вдруг переметнулась к другой девочке, а тебя не замечает.

Разделить чувства, а не умалять их значение – только такой реакции от родителей ждет в сложной ситуации ребенок любого возраста. И да, не всегда хватает времени и чуткости на подробные объяснения, а вылетевшее слово, как известно, «не воробей».

Но если задуматься, мало что оседает в памяти и ранит так сильно, как небрежно произнесенные слова. Поэтому, может быть, стоит подумать дважды и в итоге сделать правильный выбор между «я сказала, перестань плакать» и «понимаю, как тебе сейчас больно и обидно».

по материалам Лены Чарлин

написал(а) Мария Гурова
9/04/15
Опубликовано в категории: Разное


Эта сказка написана для тех малышей, которые еще не очень хорошо читают или только собираются учиться читать. Прочитайте эту сказку своему ребенку и он обязательно подружится с буквами!
Жил-был мальчик Петя. Он был очень добрым, веселым и любознательным мальчиком. Больше всего на свете Петя любил слушать сказки. Он с замиранием сердца слушал о приключениях Буратино, веселые истории про Вини Пуха и Пятачка и другие сказки. Однажды бабушка читала Пете историю про Незнайку. Пете понравился этот веселый, добрый и неугомонный малыш. Петя и сам не любил долго сидеть на одном месте, все время находил себе новые занятия. Он часто играл «в Незнайку»: катался на автомобиле, сочинял, как Незнайка, разные небылицы. Книжка про Незнайку была очень большой, Петя с бабушкой читали ее очень долго. И вот однажды бабушка прочла Пете историю о том, как Незнайка научился читать. Петя задумался. Ему тоже захотелось научиться читать.
- Бабушка, а трудно научиться читать? – спросил Петя.
- Не очень, – ответила бабушка.
- А что для этого нужно?
- Немножко терпения.
- Здорово! – подумал Петя. – Я научусь читать и буду совсем как Незнайка!
Петя с бабушкой стали учиться. Сначала бабушка показывала Пете буквы. Петя очень радовался, что скоро научится читать, и прыгал вокруг бабушки на одной ножке. Буквы тоже весело прыгали у него перед глазами и почему-то не хотели запоминаться.
- Когда же я буду читать? – все время спрашивал Петя.
- Не торопись, — отвечала бабушка, – сначала нужно выучить буквы, потом будем составлять из них слова.
Пете стало скучно, буквы казались ему одинаковыми и он убежал играть в мяч. Петя даже не заметил как бабушка куда-то ушла. Но через некоторое время она появилась в дверях с большой коробкой в руках.
- Что это? – закричал Петя и выхватил коробку из рук бабушки.
Из коробки вывалились разноцветные кубики.
- Ураааа! Кубики!
Петя начал быстро строить башню, разрушил ее. Взялся за дом, но не достроил, устал… Бабушка сидела на диване и молча смотрела на Петю. И только тут Петя заметил, что кубики были не простые. На них были нарисованы какие-то закорючки. Некоторые из закорючек были как будто знакомы Пете. Да это же буквы!
А бабушка начала рассказывать:
- В волшебной стране Букляндии живут буквы. Они все разные: одни веселые, другие слишком озорные, третьи – задумчивые. Но все они мечтают подружиться с детьми. Только им бывает обидно, когда дети забывают их имена. От таких детей они убегают…
- Однажды один мальчик забыл как меня зовут, — перебил бабушку Петя.
- Вот видишь, тебе это не понравилось. И буквам не нравится, когда их забывают и когда путают. Ведь они все очень разные. Гласные буквы можно петь, а согласные нельзя. Есть буквы, которые умеют шипеть, некоторые умеют свистеть.
- Я очень хочу подружиться с буквами. Ведь Незнайка смог с ними подружиться, значит и я смогу.
- Конечно сможешь, — ласково ответила бабушка. Только сядь рядом со мной и смотри буквам в глаза. Ведь мы знакомимся с ними. Нам нужно узнать их характер. Вот это буква «О». Как ты думаешь, какая она?
- Привет, буква О. Ты пухленькая и добрая. И веселая. Да?
- А вот это буква «Л».
- Здравствуй, «Л». Ты, наверно, быстро бегаешь, ведь у тебя такие длинные ноги. Может быть, ты любишь ловить бабочек? Я очень люблю.
Постепенно Петя познакомился со всеми буквами. Он узнал, что «Ф» любит фыркать как ёжик и все время ходит «руки в боки», буква «Ё» — озорница, она все время куда-то торопится и иногда теряет свои точечки. Петя подружился с буквами, а буквы полюбили его. Теперь они уже никуда не убегали, а становились в ряд и Петя мог складывать из букв слова. Так Петя научился читать.

по материалам психолога Юлии Гусевой

написал(а) Мария Гурова
Страница 1 из 3123